?

Log in

No account? Create an account

Ненаписанное

Странное ощущение бессилия, как ни странно. И всего-то от невозможности написать стих, как должно...
"Молитва непридуманных героев", так я его озаглавила пару лет назад, когда только начала писать. И ведь написала - сходу. А потом правила, опускала руки, забывала, правила, и так по бесконечному кругу. Сегодня впервые подумалось, что и правда бесконечному.
По крайней мере раньше мне не сдавливало в груди, когда я перечитывала нескладные строчки. Быть может, потому что в моей голове молитву непридуманных автором героев читают герои забытые. Ее читает Элфи.
Мне становится все сложнее перечитывать то, что писалось когда-то - видимо, ею, а не мною. Мое персональное раздвоение личности, наверное. Вспоминать о котором бесконечно грустно.
Что же до молитвы... Кажется, это ее личное проклятие - так и остаться ненаписанной, как и ее герои. Жестокая ирония.
Давно надо было это сделать.
Всё.
Вздохнула свободно. И - счастливо.
Конец.
Ночь сжигать на свечах, явь заливая вином.
Мы остались вдвоём смотреть обиде в лицо.
Сколько лиг впереди - теперь уже всё равно.
Наша сказка закончилась бездарным концом.
(с) Тэм Гринхилл

I'm still forced to remember

Пишу это в пустоту.
Плевать. Так даже лучше.
Я прошу одно: прочь из моей головы. Это невыносимо - пытаясь озлобиться за все когда-то сказанные оскорбления, за попытки меня переделать, за обвинения в лицемерии, когда я выходила за рамки придуманного образа - после всего этого все равно видеть тебя во снах. У меня не получается выдавить тебя оттуда. Мое сумасшествие, начавшееся почти семь лет назад, до сих пор со мной.
Я знаю. Знаю, что все произошло так, как должно было произойти. Слишком тесная, нездоровая связь, зависимость друг от друга - так нельзя было жить, близкие люди не уставали нам об этом напоминать. Такой крепкий узел не развязывается, его можно только разрубить - болезненно, но быстро. Но что же в итоге? Узел пилился, растягивался, лопались от натяжения нитки, чтобы после передышки продолжить эту пытку снова - и наконец разорвать.
Так какого же черта мне все еще мнится уцелевшая тонкая ниточка?
Почему она не дает мне спокойно спать?
В первый раз это еще в прошлом году произошло. Мне приснилось, что тебе плохо, что тебе нужна помощь. Я знала, что тебя это только рассердит, но с утра я потянулась к телефону, чтобы написать тебе. Исключительно из эгоистического чувства, разумеется. Я просто хотела успокоиться, узнав, что на самом деле все в порядке, и я снова могу идти лесом.
И я написала, только слова мои были тебе неугодны. Черный список, верно ведь? Я не в курсе, как эта система работает. Сначала просто запрет на сообщения, потом ты закрыла от меня вообще всю свою страницу - я попала под горячую руку, как это обычно случалось, я права? Впрочем, на это тоже наплевать.
Знаешь, это даже бесит. Бесит осознание, что мы вели себя как дети (да и ведем, что я - со своими истеричными записями в жж, что ты - прячась от меня всеми доступными способами): эгоистично, требовательно, оправдывая свое чувство собственничества друг на друга. Может быть, будь мы более мудры, сейчас бы все было иначе.
Но ты наверняка все еще не любишь переливание из пустого в порожнее на тему "ах если бы".
А знаешь, что еще бесит? Что я не могу объяснить себе, почему мое подсознание до сих пор не может тебя отпустить. Ладно если бы у меня в жизни были проблемы, я нуждалась бы в поддержке, которую когда-то получала от тебя - тогда ладно, тут я хотя бы могу понять ход мыслей. Но нет. У меня все замечательно. Я счастлива. И только по утрам кусать подушку от обиды и злости хочется, когда вспоминаю все, что видела ночью.
Какого же дьявола морского творится?
У меня уже даже навязчивая идея в голове - продолжить писать посты в одиночку. От Амелии Смоллетт - в отличие от Элфи она может быть одиночкой и я могу себе позволить писать про нее отдельно от твоего персонажа. Но какое же это безумие, черт меня дери.
Что б тебя, я скучаю. Я с ума схожу. И безумие мое в смеси из осознания, что никогда ничего не становится как прежде, и упрямого желания, надежды даже, все равно попробовать. А вдруг? Ведь я все еще верю в чудеса. Идиотка.
Я знаю, что эти слова ты никогда не увидишь, потому-то и позволяю себе говорить что угодно. Ты сюда не придешь. Из упрямства и гордости. Может, время прошло, но я не верю, что эти черты характера в тебе изменились.
А хотя...
Ничего я о тебе не знаю, Самира. Как и ты обо мне. Мы обе придумали друг другу образы, которые полюбили, а потом обижались на то, что реальный человек по ту сторону монитора отличался от наших представлений и ожиданий. Ребячество это, а не высокие отношения и крепкая дружба.
И очередная минутка глупости: даже понимая это, я все равно скучаю. Все равно в этот миг мне просто до невозможного отвратительно-хреново на душе, несмотря на то, что в моей действительно счастливой жизни есть все, чтобы забыть тебя. Но не выходит.
Прочь из моей головы.
Который месяц я повторяю это, будто заклинание. Который раз Морфей тыкает меня мордой в мои же слова, будто насмехаясь - "Ишь, нашлась колдунья!".
Хватит. Я не могу так больше. Надеюсь, хотя бы эта запись - хоть какое-то выражение того, что внутри меня творится - поможет это из меня вытеснить. Иначе я уже не знаю, что делать. Прочь.

...

Тяжело. Иначе быть не могло.
Все равно самая любимая, самая лучшая. Всегда такой была и будет.

...

Удивлю свой жж нестандартным для тутошних записей настроением.
Я счастлива. У меня может быть куча проблем, но пока у меня есть моя семья и друзья, те, ради которых стоит жить, я счастлива. Я часто говорю себе это, но еще никогда не писала. Теперь упущение исправлено))


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

...

Господи, какого ж черта... Почему именно тогда, когда я постигла, мать его, дзен, нашла внутреннее спокойствие, меня едва не сбивает машина? Там, на переходе, даже не успела испугаться, а теперь всю трясет. Да за что на этот-то раз, черт возьми?! ><


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

...

Проснулась я посреди ночи, обнаружив, что осталась одна. Встрепенуться не успела, прислушавшись к щемящему теплу в груди, которое могло означать лишь одно.
Мне не надо было идти куда-то, чтобы увидеть их, спящих в объятиях друг друга, лишь закрыть глаза. Элфи улыбалась во сне, привычно прижимаясь сбоку, волосы темной волной лежали за ее спиной, и я невольно улыбнулась в ответ.
"Я все пройду ради одной награды" - ее слова, которым всегда будет следовать, пусть теперь даже в награду не верит, лишь в силу слова, когда-то давно данного друг другу. Преданное, любящее сердечко билось в унисон с другим, самым дорогим на свете для нее. Их стук всегда зависел друг от друга. С какого-то времени...
Я глубоко вздохнула. Из головы Элфи я заставила выкинуть то, как в действительности все началось, но сама забыть не смогла, восприняв это, впрочем, лишь очередным уроком к смирению своей гордости, несоразмерной моим поступкам.
Элфи преподавать эту науку жизни было необязательно. Да и ей бы было все равно. Слишком слепо любила, чтобы задумываться о причинах и первоначалах своего счастья, которое упрямо сумела почувствовать сейчас снова. Я видела их и, признаться, даже завидовала. Всегда свою любовь я выражала через Элфи, для нее не было границ, которые я чувствовала теперь, обманываясь, быть может, но не давая себе воли.
Снова вздох и неуверенно, осторожно - улыбка благодарности. Порой я забывалась, не придавая должного значения тому, что было подарено друг другу, сколько счастливых минут, слез искренней радости. И печали - тоже, но им никогда не давали задержаться на щеках слишком долго.
Люблю. Забрав, быть может, часть этого чувства из сердечка чужого, где его хватало на двоих. Только в этот момент - на нее и на него...
Мне следует поучиться у собственного персонажа, как бы смешно это ни казалось. Но в ней я видела живой пример, к чему надо стремиться. Объятия Элфи даже во сне упрямо не слабели, желая не удержать, а защитить. Неизвестно, от чего, и почему она вообще решила, что любимому так же тревожно и плохо. Но ей так было легче, и я не решалась ее переубеждать, в конце концов переняв от нее часть этой трогательной веры.
Сейчас не хватало лишь одного человека. Я зажмурилась на миг, восстанавливая в памяти хорошо знакомый образ. И не чувствуя этого, но упрямо убедив себя в чужом присутствии, прошептала в пустоту на едином выходе.
- Спасибо.


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

О глупостях

- Глупо было надеяться, что все разрешится само собой.
- Да, - соглашаюсь я, не отрывая взгляда от огня в камине. Анализируя мои поступки, я давно пришла к неутешительному выводу, что в лучшем случае половину из них можно заклеймить словом "глупость". Даже этот разговор, происходящий исключительно в моей голове и все таки не со мной.
Элфи сидела рядом, в кресле. Ее ноги были прикрыты пледом, помогая сберечь тепло. Вставала она редко, потеряв былую живость ума и тела, и потому плед ей никак не мешал. Я привычно устроилась на полу напротив камина. То, что в моем воображении всегда предстает уютный очаг, это, наверное, тоже глупость. Или же привычка, от которой теперь не было ничего хорошего.
- Вероятно, я не умею с тобой разговаривать. Или хотя бы поставить между нами конечную границу. Потому что не помогает. Тебе плохо, и мне вслед за тобой, - вздыхаю я. Не осуждая ни ее, ни себя. Просто констатируя факт собственного бессилия.
- Я не могу тебе помочь.
Я чувствовала на себе взгляд серых глаз. Серых... Чем я, черт возьми, думала, когда в моей голове рождался такой жилец? Она тоже не осуждала - она и не могла, такая уж была натура, Элфи лишь сожалела об утрате и жалела, смешно даже, меня. И от этого на сердце становилось еще более погано.
Я спрятала лицо за руками, прижавшись лбом к своим коленям. Я чувствовала в себе агрессию, не имеющую вектора, впервые за все наши разговоры. Быть может, я скопила в себе достаточно отчаяния, чтобы она переросла в бесконтрольную ярость. И все же я сдерживалась, пряча постыдные эмоции даже от своего воображения, чье чуткое сердце не позволило ей обратить внимание на мою слабость. Возможно потому что в этот миг потянулась к своим собственным.
- Не надо, - тихо прошептала я, не слыша, не видя, а чувствуя, как чужие тонкие пальцы скользнули под плед в надежде коснуться скрытого там сокровища. Элфи замерла, но не убрала руку.
- Только хуже будет, ты же знаешь. Ведь все с этого и началось, - подняла я голову, всматриваясь в печальное лицо, которого коснулась тень вины. Кому именно она принадлежала в тот день, когда наши руки стряхнули пыль со старых писем, я так и не поняла. А сейчас разбираться было уже поздно. Достаточно было прочитать всего немного, чтобы взгляд Элфи потускнел, а руки опустились.
Видя, как последние смиренным замочком легли поверх пледа, я успокоилась, вновь поворачиваясь лицом к огню. Разговор определенно не задавался. Не потому что сказать друг другу было нечего. Просто невероятно глупо себя чувствуешь, когда наперед знаешь все, что услышишь от своего собеседника. Вот и сейчас я не удивилась ее тихому голосу.
- Я не верю, что ничего нельзя сделать.
Я устало вздохнула, горько хмыкнув. Милая, добрая Элфи, что всегда верит в счастливый конец любой сказки... Когда я стала отделять тебя от себя? Когда ты отдалилась, забрав с собой все то хорошее, что во мне было, оставив свою создательницу мерзкой, вредной, склочной бабой? Я фыркнула, про себя добавляя еще куда более самокритичные определения, а после не замедлила подтвердить данную себе же характеристику.
- А что можно? Я пыталась говорить мягко, но по себе знаю, что порой намеки никак не воспринимаются, особенно если их и не хотят замечать. Да и что я могу сказать прямо? "Милая, знаешь, мне очень плохо от того, что теперь твое второе я никак больше не мешает нашему с тобой няканью, не могла бы ты вернуть его обратно?", так что ли?
- Нет, - отозвался дрожащий голос. - Конечно, не так, но...
В комнате повисла неловкая тишина. Мне казалось, я предугадаю ее вопрос, и я поежилась, вдруг завистливо посмотрев на чужой плед.
- Ты ведь не считаешь, что он... мешал?
Угадала. Я обняла себя за плечи, поджав губы, с которых спустя несколько мучительных для Элфи секунд сорвался обреченный вздох.
- Никогда.
Я знала, что она улыбнулась. Радостно, всего на миг, словно вновь коснувшись былого счастья, а после притихла вновь, испугавшись даже своей улыбки. В первые дни мы пытались улыбаться вдвоем, согреться в объятиях друг друга, там же и найдя защиту, но потом обеим стал противен этот напускной, почти слащавый оптимизм. Элфи не находила спасения во мне, как бы я ни пыталась убедить ее в том, что она, как и прежде, нужна и любима. И видя застывшие в ее глазах слезы, разуверялась в этом сама. Моей любви было недостаточно. Она и любовью-то едва считалась, скорее заботой и зависимостью.
- Как бы я ни ворчала против религии, а христианское смирение бы нам не помешало, - усмехнулась я, неуклюже на пятой точке подползая поближе к огню и протягивая к нему руки. Языки пламени тянулись к бледным пальцам, словно намереваясь их лизнуть, но скармливать огню свои конечности не входило в мои планы. Лишь согреться.
- Сейчас мы его и постигаем, разве нет? - грустно улыбнулась Элфи.
- О-о-о нет! - пакосно засмеялась я, потирая ладони друг о друга, словно злодей, только что придумавший новый гениальный план. Я лишь делилась очередной глупостью. - Мы, милая моя, страдаем. Мы повесили лапки и предаемся унынию, потому что у меня не хватает смелости пойти на открытый разговор. Потому что я понимаю, что не имею права что-то требовать. Потому что понимаю, чем подобный разговор окончится.
Улыбка уже давно пропала с губ - как моих, так и ее.
- Я повторю лишь то, что говорю уже не первый день. Постарайся радоваться тому, что хотя бы сохранена игра.
- Ты действительно считаешь, что это к лучшему? Что есть возможность иногда про меня вспоминать, заставлять поверить в реальность сказки, чтобы потом убивать ее, а значит и меня, небрежностью, невниманием и равнодушием?
Этого я не предугадала. Смысл дошел до меня не сразу, а возникший в голове ответ свел на нет все старания близкого огня растопить успевшее заледенеть сердце.
- Не знаю, - ужасаясь собственным словам, честно ответила я. - Возможно, давно следовало реализовать ваш... финал, ведь мы его уже придумали. Тогда, по крайней мере, все это бы имело смысл. А так... Даже я чувствую потерю, что уж про тебя говорить.
Элфи молчала, перебирая в руках старые письма. Я не уследила, как они оказались у нее на виду, поначалу посоветовав сжечь, покончив со страданиями по ушедшему прошлому, отняла даже, чтобы сделать это за двоих. И не смогла. Я в одиночку никогда не была сильной. А Элфи... Адмиральская муза - да. Была ли она ей теперь? Хех...
Кресло было достаточно широким, и Элфи привыкла уже к подобным моим порывам, пододвинувшись, когда я опустилась рядом с ней, пряча в крепких объятиях трепетный, как никогда беззащитный плод своего воображения и чужой любви. Одной моей фантазии не хватало для того, чтобы дать ей обмануться, поверив в свое неизменное счастье. Коснувшись его однажды, чувствуя его каждый день, Элфи не могла больше жить по-иному. Я говорила, что на то, чтобы смириться и привыкнуть к новому положению вещей, нужно лишь время. Но сама не верила в то, что говорю. Я чувствовала ее счастье равно как и утрату, последнюю бесполезно пытаясь восполнить неуклюжей лаской. Элфи склонила ко мне свою голову, привычно желая устроить ее на плече.
- Спасибо.
Я хотела пошутить в ответ, съязвить или еще что-нибудь, что заставило бы ее усмехнуться, вырывая из горя, что множила воспоминаниями, но...
- Я не оставлю тебя одну. Обещаю.
Я прижалась щекой к темной макушке, жмурясь и крепче стискивая девушку в объятиях. Мы справимся, так или иначе. Смиримся, конечно, как было всегда. Ведь верить в то, что заслужили неизменное счастье - какая же это все таки Глупость...


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

...

Такое ощущение, что это никому кроме меня и не нужно. Получится - ну и ладно. Нет?.. Ну и ладно. Плевать на все загаданные желания.
Утро вечера мудренее, сама говорю. Но пока вечер, хочется просто выключить мозг. Не думать хотя бы минуту. Потому что о чем-то хорошем я, кажется, сейчас думать вообще не могу. Ровно как и не могу себе даже позволить какой-нибудь фильм посмотреть, чтобы погрузить свое сознание во что-то затягивающее. Сил нет, господи...
Просто пакостнейшее ощущение тотального одиночества и полного отсутствия стремлений и желаний.
Чудно.

Белый флаг

Мать говорит, что я сдалась. Скорее всего так и есть. Вернее, я просто устала. Устала быть в постоянном напряжении и стараться быть лучше кого-то. Устала оглядываться на чужое мнение и стремиться к поставленным не мной, другими, целями. Плевать на цвет диплома, я ничего больше не хочу. Хватит, надоело! Да, я сдаюсь рано. Но мне куда как важнее сохранить остатки своего разума хотя бы в относительном здравии, а не получить это треклятое и воспринимаемое родителями как должное "отлично". Я устала быть объектом разочарований, который потом сочувственно жалеют, мол, мы все равно тебя любим. Так и тянет каждый раз добавить мысленно "...хоть ты у нас такой и уродилась". Подходящий, кстати, корень у слова, хе-хе...
Я устала месяцами ходить по своему дому как по минному полю, не зная, как отреагируют на то, что я оторвалась от конспектов. Устала чувствовать себя на грани обморока из-за дурацкого страха не подвести, оправдать ожидания. Устала посматривать ночами на окно, прикидывая, стоит ли, или пока еще на месте мозги?.. Конечно, каждый раз даю себе мысленную затрещину, обзываю себя идиоткой и упрямо стараюсь заснуть, хотя получается редко когда.
И только сегодня, кажется, поняла, что самый лучший щит - это равнодушие. Скала, безразлично взирающая на копошащихся у ее основания человечков. Когда становится все равно, что подумают о тебе другие, наконец-то начинаешь думать, какой себя хочешь видеть ты сама.
И не видишь.